01:24 

Этот волшебный-волшебный Нью-Йорк. Глава 6.

Tenshi no Akuro
Не человек выбирает путь - путь выбирает человека.
Название: Этот волшебный, волшебный Нью-Йорк
Автор: Tenshi no Akuro
Бета: Лиар
Фандом: Weiss Kreuz
Рейтинг: PG13, возможно дорастет до чего-то большего, но обещать не могу.
Пейринг: Брэд/Шульдих, Ричард (Фарфарелло)/Наги, Йодзи/Кен, Ран/Мамору
Жанр: AU, romance. Возможен OOC героев. Впрочем, вам судить.
Статус: в процессе
Disclaimer: Мир, герои и прочее принадлежат создателям Weiss Kreuz... а жаль
Summary: Вариант развития событий, при котором не существует ни Вайс, ни Шварц. Нет опасных миссий и заданий, нет паранормальных способностей и странного начальства. Зато есть обычная жизнь, в которой все не так уж и просто. Жизнь, которая требует терпения, выдержки, стойкости и человеческих поступков. Все персонажи наконец-то похожи на обычных людей и ведут себя соответственно своему довольно юному возрасту.
От автора: Новый взгляд на заклеймленных многочисленными фанфиками героев. Кроуфорд не трудоголик, Шульдих не шлюха, Фарфарелло не псих, Наги не робот, Ран не Снежная Королева-Недотрога, Мамору далеко до белого и пушистого кавая, Кен не неуклюжая деревенщина, а Йодзи не бабник в прямом смысле этого слова. В общем, для многих это станет большим ООС... Но кто знает, может быть мои «непохожие на самих себя» персонажи гораздо ближе к оригиналу, чем кажется на первый взгляд. В общем, читайте и оценивайте.


Ричард устало вздохнул и неохотно оторвал голову от подушки, с трудом принимая более-менее устойчивое сидячее положение, говорящее о потенциальной готовности встать и дойти до предусмотрительно закрытой на ночь двери, отзывающейся надрывным скрипом на чьи-то дикие попытки вынести ее вместе с косяком. Унылое промозглое утро решило порадовать обитателей особняка мокрым снегом, то и дело бросаемым на оконное стекло явно обрадованным этим фактом ветром. С сожалением откинув в сторону теплое и призывно манящее одеяло, Ричард встал, неловко оперевшись о прикроватную тумбочку, тем самым чуть не снеся вазу с очередным веником цветов, упрямо поставляемых в его комнату каждый день ответственно относящейся к своему делу горничной. Несмотря на все свое незабываемое военное прошлое, оставившее ему множество полезных навыков и привычек, Ричард никогда не мог уловить момент смены одного дурно пахнущего веника на другой, еще более дурно пахнущий в силу своей свежести веник, что заставляло задуматься о прозябании особо ценных для армии кадров. Работающих прислугой вот в таких продуваемых всеми ветрами особняках.
- Ричард! Да открывай ты уже! При таком шуме и мертвый бы проснулся, а тебе хоть бы хны! – дверь надсадно заскрипела, жалобно оповещая владельца комнаты о своем явном нежелании продолжать сопротивление напору упрямого утреннего гостя.
- Ну что там еще? – он недовольно поморщился, осознав, насколько странно и непривычно прозвучал его изрядно севший и охрипший до вороньего карканья голос.
- Журналисты. Хотят знать причины аварии на трассе. Кто-то из слуг проболтался. А может и безутешные родственники постарались.
- Мистер и миссис Наоэ?
- Уехали среди ночи, торопились на самолет.
- Куда на этот раз?
- Куба.
- Наги?
- Закрылся у себя в комнате и орет благим матом на каждого, кто пытается с ним поговорить. Но знаешь, я бы вел себя так же, если бы ко мне в душ вломился какой-то урод с камерой, - тихий смешок за дверью был заглушен звоном все таки свернутой на пол вазы.
- Ты чего буянишь, дурак? От цветов решил избавиться? Так тебе сегодня же другие принесут, - явное веселье собеседника несколько остудило пыл Ричарда, тем самым уберегая тумбочку от незавидной участи вазы с веником.
- Не трогайте Наги, я сейчас сам с ним поговорю, - он помедлил, тщательно подавляя ярость, придающую его голосу излишне зловещий оттенок. – Смельчака поймали?
- А то как же! Сидит в подвале, родимый, - усмехнулся собеседник, уже во всех подробностях представляя встречу охранника с самоубийцей, пока не подозревающим о своей печальной участи. – Короче я пошел, дела знаешь ли. Мы узнали, как желтоперый проник на территорию особняка, но, увы, это не застраховало нас от дальнейших попыток проникновений. Их перед воротами как тараканов, да и на деревьях все вакантные места заняты. Скоро почкованием размножаться начнут. Адьес, амиго.
В тщетной попытке успокоиться Ричард сосчитал до ста, автоматически вслушиваясь в мерный шорох удаляющихся по коридору шагов. В последнее время загородный дом Наоэ подозрительно напоминал психлечебницу для особо опасных больных. Но, как однажды удивительно метко выразился начальник охраны, цирковой дурдом на базе детского сада имени Наоэ еще никто не отменял, и именно за поддержание более-менее адекватного существования этого самого дурдома им и платились немалые деньги, которым порой могли бы позавидовать даже предприниматели среднего звена. Мысленно составив план действий на ближайший час, Ричард отлепился от стены и, на ходу натягивая свитер, поплелся к лестнице, ведущей в правое крыло. Надо сказать, это было едва ли не единственным исключений из общего правила для всех обитателей особняка – парень жил в до сих пор не отремонтированном левом крыле, в свободное от работы время наслаждаясь тишиной и покоем, царящими здесь круглые сутки. По непонятной причине супруги Наоэ не спешили уделять свое драгоценное внимание терпящему бедствие крылу, свято полагая, что древний камень простоит еще долгие годы, ни разу не побеспокоив их даже намеком на свое плачевное состояние. Впрочем, чета Наоэ порой даже не вспоминала о своем единственном и в теории любимом сыне, так что мелочные рассуждения о проблемах дома порой казались Ричарду просто кощунственными. У Наги проблем было на порядок больше. И не то чтобы парень сильно желал помогать вконец запутавшемуся в себе и своих чувствах подростку преодолевать превратности переходного возраста, ведь он и сам когда-то проходил через подобное, причем без посторонней помощи, но все же… Все же обстоятельства их жизни очень отличались друг от друга, если не сказать, что были диаметрально противоположны друг другу. Ричард хоть и рос в неполной семье, с трудом балансирующей на грани, грозящей обернуться крайней бедностью, но не мог упрекнуть мать ни в недостатке должного внимания и заботы, ни в отсутствии горячо желаемых подарков на праздники и дни рождения. А вот родители Наги в этом году отличились даже больше, чем обычно. На этот раз они не забыли о Дне Рождении подростка. Нет, они просто – напросто перепоручили поздравление горячо любимого сына ему, простому охраннику без прошлого и будущего, которого они знали по сути только с рассказов их несовершеннолетнего и порой такого по-детски наивного ребенка, что опять же снова и снова возвращало его к мысли о том, что японцы навсегда останутся для него более чем странной и нестандартной нацией с оригинальными подходами к воспитанию и содержанию детей.
Всерьез задумавшись о менталитете и традициях страны восходящего солнца, Ричард и сам не заметил, как преодолел немалое расстояние до комнаты Наги, умудрившись ни разу не поскользнуться на начищенном и до рези в глазах блестящем паркете холла – еще три года назад миссис Наоэ устроила грандиозный скандал по поводу недостаточного соблюдения чистоты и первозданности великолепного лакового слоя, строго-настрого наказав начищать полы не менее чем два раза в день. Привыкнуть к данной детали интерьера так никому и не удалось, поэтому все обитатели особняка старательно обходили злополучный холл стороной, а если по каким-то причинам переход через царство сияющего паркета становился неизбежным, на помощь приходил изобретенный Наги и удивительно действенный способ передвижения, а именно: толчок-скольжение-торможение. Причем все это желательно было проделывать с закрытыми глазами, во избежание неприятных последствий со зрением. К большому сожалению для гостей, и к огромному злорадству для прислуги, холл являлся тем самым проклятым местом, куда попадал каждый желающий навестить хозяев несчастный. Лишь немногие знали о черных лестницах и незаметных переходах, позволяющих передвигаться по особняку без малейшего неудобства или дискомфорта, сокращая путь от одной комнаты до другой порой вдвое, а то и втрое раз, и еще меньшее количество человек могло ими воспользоваться. Слишком уж был велик риск попадания информации в чужие руки. Одним из таких путей и решил воспользоваться Ричард, вполне объективно полагая, что сейчас даже его шансы попадания в комнату Наги законным путем равны нулю.
- И долго ты будешь пугать слуг своим неадекватным поведением?
- И тебе доброго дня, голос из шкафа, - фыркнул вздрогнувший было Наги. – А тебя никто не учил тому, что вламываться в чужие комнаты через потайные ходы нехорошо?
- Увы, мама не посчитала эти знания жизненно необходимыми для моего полноценного развития, - Ричард настороженно осмотрел помещение, пружинисто подкрался к окну, на секунду приоткрыл шторы, недовольно нахмурился и вновь обратил внимание на подопечного, которого явно забавляло поведение его охранника. – Я задал вопрос.
- А у тебя есть варианты? – прищурился Наги.
- Ну что за дурная привычка….
- Отвечать вопросом на вопрос, - спародировал его манеру говорить подросток. – Ну и ладно.
Наги обессилено ткнулся носом в подушку. Телефонные звонки, разорвавшие тишину спящего особняка в семь утра, и не утихавшие ни на минуту на протяжении вот уже нескольких часов, грозили стать персональным проклятьем подростка, посланным свыше не иначе как за страшные грехи, совершенные в прошлой жизни. Вездесущие журналисты как-то пронюхали про аварию на трассе и теперь просто жаждали услышать сенсационное заявление о том, как «неизвестными злоумышленниками в машину было установлено взрывное устройство», «юный владелец огромного поместья вел машину в нетрезвом виде», «богатый мальчик избил своего шофера клюшкой для гольфа». И эти версии грозили стать самыми безобидными и правдоподобными на сегодняшний день, ведь реальная история о гололеде на дороге не волновала ровным счетом ни одного из собравшихся под окнами папарацци. Крики и гомон галдящей толпы действовали на нервы, заставляя сильнее зарываться лицом в подушку и зажимать руками уши в тщетной попытке уйти от разрывающего голову шума. От вспышек фотокамер не спасали даже наглухо задернутые шторы — они лишь дарили ложное чувство защищенности, избавляя вынужденных заложников дома от пристальных глаз журналистов.
- Наги, - Ричард обреченно вздохнул, осторожно присаживаясь на край кровати и нерешительно касаясь рукой спины подростка. Он не умел и не любил успокаивать людей, а когда это загадочное и непонятное действие становилось жизненно важным и необходимым, пытался, насколько это только было возможно, сократить физический и эмоциональный контакт. Да и как может успокоить другого человек, который сам не в состоянии успокоиться окончательно и, наконец, избавиться от постоянно повторяющихся ночных кошмаров. – Все хорошо. Такое происходит не впервые, не стоит на это настолько остро реагировать.
- Вообще-то впервые. Ко мне еще ни разу не вламывались в душ. И тебя не было рядом, - последние слова могли бы прозвучать как очередная претензия капризного и избалованного ребенка, если бы не панические нотки, с головой выдававшие всю степень растерянности и напуганности подростка.
- Я всегда рядом, ты же знаешь. Ничего бы с тобой не случилось, - спина под пальцами дрогнула, Наги глухо всхлипнул, уткнулся носом в подушку и совсем уж неразборчиво прошептал:
- Я испугался.
- Я знаю, - Ричард неловко погладил подростка по голове. – Журналисты часто бывают… несколько надоедливы.
- Несколько? - фыркнул подросток. – У меня за два часа выработалась стойкая аллергия на телефоны.
- Сказать, чтобы принесли таблетку?
- Лучше сразу снайперку, так вернее будет, - Наги резко сел на кровати, кинув красноречивый взгляд в сторону окна. Совершенно неожиданно даже для себя Ричард усмехнулся, мысленно проследив за логической цепью умозаключений подростка. - И ведь из дома не выпустят, заразы. Ни одну машину не пропустят, на капот бросаться будут, лишь бы лишний раз покопаться в чужом грязном белье. Достали.
- Их интерес тоже можно понять. Не каждый день с семьей Наое происходит нечто в подобном роде, и таинственность, которую мы создаем вокруг этого происшествия, лишь сильнее разжигает их любопытство. Кроме того...
Ричард замялся, прикидывая, стоит ли рассказывать Наги хоть половину из той не очень утешительной правды, которую он узнал, и автоматически прокручивая в голове возможные несостыковки и неувязки, могущие возникнуть между видением желаемого и действительного.
- Что «кроме того»?
- Кроме того, всем доподлинно известно, что твой отец неоднократно заключал выгодные сделки с мистером Фудзимией, чье тело нашли утром вчерашнего дня с аккуратной дыркой во лбу.
- Ты думаешь, что журналисты могли как-то связать убийство фармацевта с нашей аварией? – насторожился Наги.
- Не исключено.
- И как далеко их версия ушла от правды? - подросток обеспокоенно наблюдал за телохранителем, в этот момент неуловимо напоминая собаку, увиденную Ричардом в одном из отдаленных иракских поселений. Помнится, этот взгляд стал последним в его жизни – солдат без зазрения совести пристрелил пса, преданно смотрящего в дуло автомата. Парень потер переносицу, тщетно пытаясь отогнать нежелательные образы прошлого, так удачно, а порой и не очень, накладывавшегося на настоящее.
- Давай я пока не буду отвечать на твой вопрос. Не люблю что-то утверждать, когда сам не до конца уверен в собственных словах. Ну а пока будем придерживаться обычного плана действий – не обращать никакого внимания и…
- И позвонить Шульдиху, - заметно оживился Наги.
Ричард усмехнулся, проследив мгновенную реакцию подростка на его, казалось бы, стандартное и вполне обычное предложение. Так называемый Шульдих был достаточно известным в определенных кругах журналистом, заработавшим громкое имя на весьма незаурядных и подчас опасных журналистских расследованиях, требовавших от парня недюжинной ловкости, безрассудности и смекалки. Показательным было то, что, при всей своей дурости и упрямстве, Шульдих умудрялся выходить сухим из воды, в очередной раз поражая начальство оперативностью и злободневностью информации, полученной при весьма сомнительных и туманных обстоятельствах, которые редакторы, естественно, не спешили прояснять. А между тем в мире политических и экономических интриг и сплетен появилась новая аксиома, гласящая, что Шульдих может все. Придуманное когда-то Наги прозвище неожиданно быстро приклеилось к неунывающему журналисту, еще в первый год своей карьеры ставшему для многих непоседливым шилом в заднице, способным пробить брешь в любом, даже титанически философском терпении.
- И позвонить Шульдиху, - кивнул парень, мысленно прикидывая уровень космической скорости, с которой просто обязан сюда прилететь журналист. – Сам позвонишь или доверишь это неблагодарное дело мне?
- Сам, - торопливо ответил подросток, оперативно защелкав кнопками телефона. – А ты уверен, что все настолько плохо?
Наги бросил торопливый, но цепкий взгляд на охранника, заставив того непроизвольно улыбнуться такому неприкрытому интересу ко всему происходящему в целом и к его лицу в частности.
- Авария на дороге произошла от простого заноса? Или ты опять пытаешься «оградить ребенка от суровой правды жизни»? – передразнил интонации матери Наги.
- Конечно, от заноса, - Ричард вновь выглянул в окно, осторожно осматривая пространство возле боковых ворот, в данный момент напоминающее кишащий нерестовой рыбой залив. - Если бы это была бомба, нас с тобой даже по кускам бы не собрали. Да и машина в полном порядке была на момент аварии, я специально проверил.
- Значит, все-таки проверил? - хмыкнул Наги, откладывая в сторону мобильный телефон. - А мне стоит и доказывает, что все хорошо и волноваться не о чем. А Шульдих, кстати, не отвечает. Перезвоню чуть позже – может, он сейчас занят. Или спит, что тоже не исключено.
- Я такого не говорил, - вздохнул Ричард. - А ты как всегда меня не дослушал. Я проверил машину, никаких следов вмешательства не обнаружил. Конечно, автомобиль сильно покорежило, но отличить перерезанные тормоза от нетронутых я пока еще в состоянии. Так что можешь успокоиться и перестать метаться по всему дому как загнанный зверь.
- Да кто тут мечется вообще?! - возмущенно буркнул Наги, с запоздалым удивлением осознавая, что вот уже пять минут нарезает по комнате окружности все большего и большего диаметра. - Сижу тут в четырех стенах как зэк какой-то. Даже в школу не пошел. Где уж тут метаться, когда того и гляди подловят в какую-нибудь щель между портьер? - он многозначительно махнул рукой в сторону окна.
- Ну и попозировал бы бедным работягам. Кажется, где-то у тебя были шорты с розовыми зайцами. Или собаками. Лично я придерживаюсь мнения, что это коровы, но твоя мама продолжает утверждать, что там нарисованы зайцы. В любом случае, на фоне открытого окна и развевающихся фиолетовых штор ты будешь смотреться как нельзя более гармонично в этом чудесном розовом произведении руки неизвестного мастера.
Наги удивленно поперхнулся. Недоуменно поднял бровь. Нахмурился. Судорожно протер глаза, пытаясь вспомнить, не было ли у него в последнее время слуховых или зрительных галлюцинаций. В результате длительного анализа пришел к заключению, что все таки не было, и только после этого с готовностью уронил челюсть на пол. Вместе с глазами, чтоб уж наверняка. Ричард пошутил. Более того, он откровенно наслаждался замешательством подопечного, даже не пытаясь скрыть донельзя хитрую улыбочку, поселившуюся в уголках его губ. Таких притягательных губ...
- Позволь поинтересоваться, ты за моей спиной привидение увидел или просто настолько рад моему предложению попозировать? - в глазах охранника появились озорные чертики, свидетельствующие о крайней степени заинтересованности Ричарда в данном вопросе.
- Ээээ... Привидение... почти... Милое такое, симпатичное, с чувством юмора. И не совсем уж и за спиной. И если уж и позировать, то только ему, - нашелся Наги.
- В розовых коровах? Ты хорошо подумал? Я ведь могу и согласиться, – охранник коварно прищурился и начал осторожнее перемещение по направлению к комоду, где, как ему было доподлинно известно, Наги хранил все бесполезные подарки своей не менее бесполезной и безалаберной матери.
- Может, обойдемся без коров? – с надеждой в голосе вопросил Наги, заставив Ричарда вновь улыбнуться при виде такой забавной наивной физиономии, на которой сейчас отразилась вся скорбь и страдания этого мира.
Но судьба вновь вмешалась в планы охранника, спасая подростка от опасности переодевания неожиданным телефонным звонком. Наги не преминул воспользоваться выпавшим ему шансом и метнулся к трубке, разумно рассудив, что странные поползновения Ричарда в сторону комода закончатся в первую же секунду начавшегося разговора. Разговор с перезвонившим таки Шульдихом вышел более чем содержательным – журналист оценил всю бедственность положения Наоэ, пообещав быть в особняке как можно скорее. Не обошлось, конечно, и без шуток, но вполне беззлобных, сказанных журналистом скорее с целью разрядить обстановку, чем задеть и каким либо образом обидеть мальчика. Все это Ричард узнал гораздо позже, а пока он стоял и невольно поражался своей несколько неадекватной реакции на сияющее как начищенный чайник лицо Наги, выражавшее степень полнейшего счастья и блаженства после разговора с Шульдихом.
- И? – он мотнул головой, отгоняя ненужные и несколько пугающие его самого мысли.
- Он обещал быть здесь через полчаса. И еще посоветовал посмотреть телевизор. Сказал, что это может показаться тебе интересным.
Ричард недоуменно поднял бровь. Неожиданное заявление Наги даже мамонта бы выбило из колеи, а его уж тем более. Особенно если учитывать более чем прохладные отношения охранника с журналистом, помещенным в личный черный список нарушителей общественного и личного спокойствия, разработанный и составленный, а так же регулярно пополняемый Ричардом с момента работы на семью Наоэ. Он тяжело вздохнул. Конечно, он всегда понимал, что фраза «а покой нам только снится» была сказана как раз таки про него, но никогда даже не подозревал, насколько эти слова могут быть близки к реальности.
- Опять молчишь? – скептически хмыкнул Наги. – Всегда ты так. Как чуть что, сразу…
- Тадаааааааааам! – сопровождая свое пафосное появления спецэффектами типа глухо хлопнувшей двери и печально зазвеневшей разбивающейся коридорной вазы, в комнату вломился Шульдих. – Вот он я, ваш родной и горячо любимый Оскар. И даже намного раньше ожидаемого. А все почему? А все потому, что я – самый незаменимый журналист в мире и всегда знаю, где и когда нужно появиться. Интервью сразу давать будешь или сначала сделаем несколько траурных фото на фоне тех шикарных синих штор в гостиной?
- Легок на помине, - фыркнул Наги. – Может, хоть поздороваешься для начала?
- Здорово, мелкий! – Шульдих картинно вытянул вперед руку в приветственном жесте. – И оплоту справедливости и неподкупности тоже салют.
Журналист подмигнул переместившемуся ближе к Наги телохранителю и радостно плюхнулся на кровать.
- Итак, что мы имеем? А имеем мы два трупа. У Фудзимий я уже был. Племянник погибшего тот еще фрукт. Теперь к вам приехал. Пока, конечно, никто не подтвердил, что эти две смерти как-то связаны, но я бы посоветовал воздержаться от любых комментариев по этому поводу и вообще сделать вид, что вы и знать не знаете, что это за странный фармацевт такой выискался.
Ричард стиснул зубы, попытавшись вспомнить состояние полнейшего умиротворения и спокойствия. Взывания к французскому мужчине нисколько не помогли, умиротворение было безвозвратно потеряно, и охраннику пришлось довольствоваться тотальным самоконтролем и самовнушением, говорящим о том, что его сильное желание убить одну рыжую скотину продиктовано не иначе как эмоциональным всплеском в состоянии измененного сознания. Информация о явной связи двух смертей не должна была просочиться в прессу – сведения о все таки подрезанных тормозах были бы слишком соблазнительным и лакомым куском даже для дружелюбно настроенного и всегда помогающего Наги Шульдиха. И уж тем более об этом не должен был узнать мальчик. А с такими «тонкими» намеками журналиста только тупой бы не смог догадаться о несостыковках и провести нужные параллели.
- Эй, Рич, а ты тормоза проверял? – пребывающий в состоянии полного блаженства Шульдих лениво приоткрыл один глаз, соизволив оторвать свою бедовую голову от подло свистнутой у Наги подушки.
- Да, - он скрипнул зубами, втайне мечтая открутить кому-то явно не очень важную и безфункциональную часть организма, а именно – голову.
Журналист пристальнее вгляделся в красноречивое как камень лицо Ричарда и тяжело вздохнул, сев на кровати и задумчиво потерев подбородок. Охранника всегда удивляла способность Шульдиха каким-то чудесным образом постоянно угадывать его так и не произнесенные ответы и отвечать на так и не заданные вопросы. Вот и сейчас он даже не стал уточнять результат проверки – все стало ясно и без слов.
- Хмм… - задумчивость на лице, обычно не отмеченном и тенью умной или полезной мысли, начинала всерьез пугать Ричарда, заставляя задуматься о том, что дело может оказаться даже более серьезным, чем он предполагал. – А кстати… Я тут вспомнил одну интересную вещь. У следствия есть подозреваемый. Некий Кен Хидака, бывший вратарь сборной…
- Хидака-сан?! – мужественно сдерживающийся от расспросов все это время Наги наконец не выдержал, удивленно вытаращившись на журналиста, словно на внезапно ожившую и заговорившую статую Будды. Впрочем, у самого Ричарда сейчас было примерно такое же ощущение, так что подросток оказался не одинок в своем смятении. – Он не мог! Зачем ему это нужно вообще?
- Говорят, что в крахе своей спортивной карьеры Хидака обвинял компанию Фудзимии. Он объяснял это тем, что никакого допинга, и уж тем более никаких таблеток не принимал. Исключение составило снотворное, купленное в одной из аптек мистера Фудзимии. Но, насколько я знаю, эту версию не стали проверять. Зато личный шкафчик обшарили в первую очередь. И на удивление всем нашли там наркотики. Тут же нашлись свидетели того, что он предлагал товар другим спортсменам, один из юниоров даже дал признательные показания. Мол, брал, купил, не принял, раскаиваюсь. В общем, обложили парня по всем фронтам и посадили за продажу наркотиков.
- Он не мог, - Наги упрямо замотал головой, всем своим видом выражая степень крайнего недоверия к словам журналиста. Ричард лишь тихо хмыкнул и пожал плечами. Он бы не стал судить людей по впечатлению, полученному при просмотре футбольных матчей по телевизору, но недавняя случайность, приведшая к неожиданному знакомству с этим загадочным Кеном, позволила ему утверждать, что парень похож на кого угодно, но точно не на наркомана или на продавца наркотиков. Взгляд у них другой. Звериный, потерянный. Уж кого-кого, а людей, поддавшихся этому проклятью, Ричард повидал немало, и ему действительно было, с кем сравнивать.
- Хидака тоже все отрицал до последнего, - скривился журналист. – Да и понятно было практически сразу, что подстава это, только хорошо организованная.
- А раз понятно, тогда почему никто ничего не сделал и не помог? – вскинулся Наги.
- Был там один такой. Частный детектив, причем на тот момент начинающий. Желторотый, не окрепший толком и на ноги не вставший, а все туда же. Копать стал. Ну и накопал что-то на свою голову. Попал в аварию вместе со своей девушкой. К счастью, выжили оба, но вот ребенка потеряли – пассия беременная оказалась. На этом попытки и кончились. Кто знает, может, его предупредили, что в следующий раз уж точно не промахнутся и доведут дело до конца, - Шульдих серьезно поглядел на Наги, машинально шаря по карманам в поисках сигарет. – Не все так просто в этой жизни, мелкий. И когда приходится делать выбор, не всегда самый разумный вариант оказывается самым привлекательным.
Щелкнула зажигалка, потянуло резким запахом дорогих сигарет. Журналист молча курил, лишь иногда шевелясь для того, чтобы словно через силу стряхнуть пепел в стоящий на прикроватной тумбочке стакан с водой. Наги потянулся было вперед, но, закашлявшись от ударившего в нос дыма, откинулся на подушки, излишне внимательно рассматривая узор на обоях. Ричард покачал головой, мысленно отдав должное еще до сих пор не вымершим идиотам, способным показывать чудеса отваги и безрассудства, спасая то, чего спасти в принципе невозможно.
- Его выпустили вчера утром, - нарушил затянувшуюся тишину Шульдих. – По версии следствия, этого времени ему должно было хватить для того, чтобы добраться до центра города, найти профессиональную недешевую снайперку и выстрелить с крыши офисного здания в фармацевта, садящегося в машину после очередной крупной сделки. Несостыковок теперь еще больше, чем в прошлый раз. Да и жалко парня, опять козлом отпущения сделать хотят. Я попробую что-нибудь разведать – может, и по вашей аварии что-то узнаю. А пока… - журналист устало улыбнулся и затушил сигарету под пристальным взглядом Ричарда, готового хоть сейчас убить словоохотливого Шульдиха за очередное подтверждение мысли о том, что семейству Наоэ есть чего опасаться. – А пока оставим пустые разговоры и перейдем к интервью, которое позволит вам избавиться от нашествия голодных тараканов под окнами.

Комментарии
2011-06-20 в 20:50 

Gizele
Добродетель-твое собственное наказание. Деннистон
Да да да да да!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Уррррррррррррра!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
:kissmouse:

2011-06-20 в 20:51 

Gizele
Добродетель-твое собственное наказание. Деннистон
Вот,а сейчас пойду прочту:glass:

2011-06-20 в 21:55 

~Maza-kun
"Брось вызов себе и всему миру"(с)
Браво!!!!!!!!!!!!!!:white::white::white::white::white:

2011-06-21 в 09:00 

Tenshi no Akuro
Не человек выбирает путь - путь выбирает человека.
Спасибо :angel2: Я старался... Восемь месяцев -____-" Но вообще за эти восемь месяцев в моей жизни было много всего, и следующая глава уж точно будет раньше:write:

2011-10-10 в 00:04 

Лиар
"Если в уши дверь закрыта, можно в печень постучать".
Tenshi no Akuro, следующая глава уж точно будет раньше Автор, ты уверен? :-D
Но вообще мои поздравления!!!.. И цветы на могилку здешним трупикам :red::white::white::red::white::red::white::red::white::red::red::red::red:
кустик

2011-10-10 в 12:54 

Tenshi no Akuro
Не человек выбирает путь - путь выбирает человека.
Лиар, Но следующая глава написалась раньше восьми месяцев!!! :protest: И вообще, хватит тут мне кладбище устраивать :lol::lol::lol: Во-первых, трупы лежат в дневнике. Во-вторых, кладбища мне не нужно даже там. И в третьих - отдай уже народу седьмую главу!!! :fkr:

2011-10-10 в 21:21 

Лиар
"Если в уши дверь закрыта, можно в печень постучать".
Tenshi no Akuro, Что значит отдать главу???? О____о Йаааааааааа??? А тыыы? =________=" Мать моя женщина, я опять что-то пропустил!

2011-10-10 в 23:44 

Tenshi no Akuro
Не человек выбирает путь - путь выбирает человека.
Лиар, Ну вот, мой редактор как всегда в своем репертуаре :lol::lol::lol: Я тебя обожаю :squeeze:

2011-10-14 в 18:34 

Tenshi no Akuro
Не человек выбирает путь - путь выбирает человека.
www.diary.ru/~pooka/p167855799.htm
И снова Апокалипсис - новая глава :angel2:

     

!!!!!!!!!!!!!!!!!WEISS KREUZ!!!!!!!!!!!!!!!!!

главная